Виступи у ЗМІ

  • Super User

Бессистемное мышление: что власти делают для развития IT-бизнеса в Украине

Бессистемное мышление: что власти делают для развития IT-бизнеса в Украине

В прошлом году позитивных для IT изменений в регуляторном поле было достаточно много. Правда, по единодушному мнению опрошенных AIN.UA участников рынка, большая часть из них носила «точечный» характер. Системного видения развития отрасли у властей пока нет.

В 2015 году депутаты приняли четыре новых закона по дерегуляции экономики, призванных уменьшить административное давление на бизнес. Среди новшеств – создание интегрированной базы проверок, объединение проверок различных органов в одну и ограничение вмешательств контролирующих органов в работу предприятий. Впрочем, разговоры о снижении давления на бизнес не помешали силовым структурам провести в прошлом году более 20 обысков в офисах IT-компаний. При этом даже после 4 апреля, когда вступили в силу изменения в Закон «Об упрощении условий ведения бизнеса (дерегуляция)», правоохранители продолжили изымать из офисов компаний сервера, что напрямую запрещено новой редакцией закона. В общей сложности, по оценкам директора ассоциации «ИТ Украины» Виктора Валеева, ущербы компаний от обысков составили более $10 млн.

Причины, по которой силовики «кошмарили» IT-бизнес, очевидны. В последние годы IT стала наиболее быстро развивающейся отраслью страны. «В Украине IT-сектор растет на 25% ежегодно, и если подытожить, то за последние 10 лет он вырос в 10 раз. На 2015 год, по оценкам IT-специалистов и IT-компаний и ассоциаций, доля экспорта составляет $2,5 млрд в год. IT занимает третье место после металлургии и агросектора и конкурирует с экспортом химических материалов» — поясняет директор департамента инноваций и интеллектуальной собственности Министерства экономического развития и торговли Украины Елена Минич. Не предпринять попытку поучаствовать в перераспределении миллиардных потоков для многих чиновников – безумие чистейшей воды.

Однако лакомые для отечественных коррупционеров потоки ничтожны по глобальным меркам. К примеру, лишь в Индии IT-аутсорсинг генерирует около $130 млрд в год. Поэтому в условиях войны и системного кризиса в стране заказчикам проще перенести заказы в страны Восточной Европы, где время программистов стоит ненамного дороже, но можно строить долговременные планы сотрудничества, что для нынешней Украины непозволительная роскошь. Да и правительства стран «новой» Европы понимают преимущества высокотехнологичных отраслей перед сырьевой экономикой, предлагая IT-индустрии налоговые преференции.

Попытки силовиков и региональных элит «оседлать» поток генерируемой IT — индустрией прибыли одновременно с риторикой об облегчении условий ведения бизнеса как нельзя лучше иллюстрируют происходящие в Украине политэкономические процессы – стремление нового поколения чиновников – технократов провести хоть какие -то реформы на фоне отсутствия общего контроля правительства над тотальной коррупцией в стране.
Главное, чем власти помогли отрасли в прошлом году – это сохранением существующей схемы работы аутсорсинговых компаний с IT-фрилансерами и сохранением для последних упрощенной схемы налогообложения. «Не произошло существенных изменений в налоговой политике касательно отрасли, и это хорошо. Если существующие условия работы сохранятся, мы сможем удерживать нынешние темпы роста», – говорит член совета директоров SoftServe Тарас Кицмей.

Следует признать, что в этом случае для властей «просто оставить все как есть» было совсем не просто. Перевод IT на общую схему налогообложения прописан в Соглашении об ассоциации с ЕС. Подготовленный в конце прошлого года Минфином проект бюджетного кодекса предусматривал ликвидацию III группы «упрощенцев», на которой по оценкам Минич, работают 80% украинских IT-специалистов. В 2015 году они платили ставку единого налога в 4% от дохода, в то время как при переходе на общую схему, размер налога бы возрос почти до 40%. Игроки рынка неоднократно отмечали, что такое повышение налогов сделает разработку ПО в Украине нерентабельной.

Сохранение III группы плательщиков единого налога с повышением базы налогообложение всего на 1% стало существенным достижением чиновников и отраслевых ассоциаций. «Вопрос, на котором сегодня сконцентрировано главное внимание, – это постепенное повышение единого налога для предпринимателей ІІІ группы, а не резкое увеличения налогообложения. Со стороны инвесторов и заказчиков есть озабоченность относительно рисков, которое несет резкое увеличение ставки единого налога», — поясняет координатор IT-комитета Европейской бизнес ассоциации Константин Васюк.

Кроме того, снижение в 2016 году ставки Единого социального взноса с 34,9 – 49,9% до 22% и упразднение взноса на общеобязательное государственное социальное страхование в размере 3,6% помогло существенно повысить операционные результаты компаний, нанимающих наемных работников. «Пока мы не готовы оцифровать данные по экономии на фонде оплаты труда, поскольку на 2014–15 годы приходился существенный рост компании, но конечно мы платим меньше налогов по сравнению с тем, сколько бы платили, если бы ЕСВ ставка осталась на прежнем уровне. Ориентировочно мы экономим таким образом порядка 10% фонда оплаты труда», – говорит основатель фотобанка Depositphotos Дмитрий Сергеев.

Позитивно отрасль восприняла и инициативу НБУ по сокращению количества документов, необходимых для получения денег фрилансерами. Украинским законодательством определено, что для зачисления средств на счет в банке за работы или услуги для заграничного заказчика, ФОП обязан предоставить в банк внешнеэкономический договор и акт выполненных работ. Это требование серьезно усложняло жизнь фрилансерам, работающим с заказчиками через биржи, а так же предпринимателям, имеющим доход от онлайн сервисов, размещенных за пределами страны. НБУ в июле выпустил письмо, в котором разъяснил, что банки имеют право упростить процедуру подтверждения экспорта услуг. Так, банки могут полагаться на договор публичной оферты и подтверждение о принятии другой стороной инвойса (счета-фактуры), как на должным образом заключенный экспортный договор.

На удивление дизайнера Пылыпа Духлия, который инициировал легализацию фриланса через признание инвойса для валютного контроля, переговоры с НБУ прошли крайне просто. «Сначала мы пришли в Минэкономразвития, начали искать где „зрада“ в законах. „Зрады“ не нашли. Минэкономразвития организовал встречу с Владиславом Рашкованом – зампредом НБУ, обсудили все вместе ситуацию, „зраду“ опять не нашли. Поняли, что проблем в законах нет, есть проблема в традиции трактовки норм. Через полторы недели вышло разъяснение от НБУ. Если вычесть все „страдания юного Вертера“ по изучению законов в попытке понять что надо менять, то весь процесс занял месяц от силы», – рассказывает Духлий.

«Такой шаг НБУ — это win-win ситуация для Украины: IT-предприниматели могут больше сосредоточиться на основном бизнесе, а не на бюрократии, сам по себе рынок будет расти быстрее благодаря дерегуляции. Как результат, увидим рост ВВП и приток валюты в страну, которая еще вчера оставалась на счетах и картах в иностранных банках», – уверен Рашкован.

Однако, как уверены юристы компании IT Lawyers, радоваться пока рано. «Необходимо понимать, что письмо НБУ это не законодательный акт, обязательный для выполнения, и может быть отозвано в любой момент. К тому же, это письмо не имеет законодательного основания, поскольку так и не были внесены изменения в Законы Украины „О внешней экономической деятельности“ и „О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте“. Вполне возможно и законодательно обосновано, что налоговые органы могут настаивать на том, что документы, предусмотренные письмом, не являются достаточным подтверждением экспорта услуг, и могут потребовать представление стандартного, предусмотренного законодательством пакета документов для такого подтверждения при подаче финансовой отчетности, либо при проведении проверки», – поясняют в компании.

Кроме того, как признает сам Духлий, «банки не очень активно разъясняют новую норму для своих региональных отделений, зачастую приходится добиваться своих законных прав с боем и нервами». Соглашается с ним и Сергеев: «Национальным банком было объявлено, что они упрощают процедуру документооборота с предпринимателями, однако на практике это никак не повлияло на улучшение эффективности взаимодействия с нашими поставщиками, и на снижение расходов либо оптимизации процессов», – говорит он.

Еще одна проблема, которая по словам Сергеева, серьезно осложняет жизнь IT-индустрии, это запрет для украинцев открывать счета за границей и регистрировать компании. Сейчас для этого требуется индивидуальная лицензия НБУ. При этом регулятор категорически отказывается признавать законным даже получение денег при помощи выпущенных в других странах дебетовых карт международных платежных систем, через которых получают оплату работающие через биржи фрилансеры. «НБУ выгодно чтобы было много виноватых, когда их много — это отличное поле для коррупции», – поясняет на правах анонимности жесткую позицию регулятора один из финансовых аналитиков.

Еще один «больной» момент – защита прав интеллектуальной собственности. Несовершенство системы охраны авторских прав наряду с ограничениями НБУ по обязательной продаже 75% валютной выручки тормозит создание в Украине собственных программных продуктов, ограничивает приток в украинскую экономику инвестиций и стимулирует аутсорсинговые компании размещать управляющие структуры за пределами страны. Минэкономразвития сейчас готовит реформу в области интеллектуальной собственности и обещает как можно скорее решить этот вопрос. «По причине несовершенного законодательства и коррумпированной системы в Украине компании предпочитают регистрацию продуктов интеллектуальной собственности за пределами страны, а потом продают этот продукт здесь, в частности, увеличивая ВВП чужих стран вместо нашей. Понимая всю серьезность необходимой реформы, мы привлекли профильных экспертов из ЕС и США, Европейскую бизнес ассоциацию, Американскую торговую палату, представителей ведущих юридических компаний и других экспертов в этой области», – поясняет чиновник.
Впрочем, основное недовольство субъектов хозяйствования касается взаимоотношений с фискальными органами. По словам Васюка, к концу прошлого года волну обысков удалось остановить. «После скандальных массовых проверок IT-компаний, отрасль активно заявила о своих правах в публичной плоскости. Нас услышали, Минэкономразвития и профильный парламентский комитет способствовали остановке волны проверок», – говорит он. Однако, пока договоренности носят лишь неформальный характер.

Как поясняет глава налогового комитета ВР Нина Южанина, у фискалов остаются лазейки в законодательстве, позволяющие злоупотреблять проверками.

[testimonial name="Нина Южанина" photo="images/crop.jpg" company="глава комитета Рады по налогам и таможенной политике"]98% всех налоговых поступлений украинцы платят добровольно и лишь 2% является результатом силовых методов. Нужно дальше ограничивать возможности для злоупотреблений со стороны силовиков, а их численность регулировать решениями парламента[/testimonial]

Впрочем, если «маски-шоу» стали кошмаром инвесторов и топ-менеджмента компаний, то рядовых IT-специалистов больше беспокоит непрозрачность администрирования налогов. «Однозначный плюс, что с этого года упразднили сдачу отчетности в Пенсионный фонд и не нужно бегать в еще одну инстанцию. Но сдавать отчетность в электронном виде по-прежнему невозможно. Вроде есть база и электронные ключи, но по факту сдать отчет по „электронке“ у меня ни разу не получилось. Еще одна проблема – нет никакой возможности узнать свои задолженности. Инспектор в любой момент может что-то начислить тебе, и тебя даже никто не уведомит об этом», – рассказывает frontend-девелопер Татьяна Данильченко. По словам Васюка, органы ГФС признают проблему с работой системы электронного администрирования налогов. «В начале этого года фискальная служба обратилась к IT-компаниям за помощью в доработке и написании программного обеспечения для своих нужд. С нашей стороны наработки и предложения уже есть», – говорит он. Так что стоит надеяться, в обозримом будущем этот вопрос будет решен.

Одним словом, примеров несовершенства регуляторного поля, которые ограничивают развитие IT-индустрии в стране, можно привести множество. Тем не менее, диалог с чиновниками и законодателями продвигается. «Проще всего разговаривать с парламентом. С нашим профильным органом — агентством по электронному управлению у нас хорошее взаимодействие, активно помогает отрасли и Минобразования. Традиционно на контакт сложнее идет финансовый блок (включая НБУ) и силовики, хотя и в работе с ними наладился уже некий прогресс», – делится впечатлениями от работы с госструктурами Валеев. На его взгляд, главное, что тормозит реформы – тот факт, что у государства нет четкого понимания, что такое IT вообще. Сейчас чиновники в эту категорию относят как разработку ПО, так и интернет-провайдеров и интернет-магазины. Появится ли такое понимание у чиновников в будущем – зависит от слаженных действий бизнеса и профильных ассоциаций в лоббировании своих интересов. Позитивные изменения, произошедшие в прошлом году, доказывают, что диалог возможен.

[button url="http://ain.ua/2016/04/06/642089" background="#0a6fb6" icon="icon: link"]Джерело[/button]

податкова реформа, податки

  • Перегляди: 773

Читайте також: